Тематический указатель

 

 

 

tapirr.livejournal.com Живой Журнал tapirr

 

 

 

 

 

 

 

Митрополит Антоний

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

прот. Александр Мень

 

 

 

 

священник Русской Православной Церкви Георгий Чистяков

Священник Георгий Чистяков

  

Путевой блокнот

Издательство Центр книги Рудомино, Москва, 2013

Составление Н.Ф.ИзмайловойВступ. статья Е.Ю.Гениевой

В издании собраны очерки священника Георгия Чистякова (1953 - 2007), созданные в разные годы и явившееся результатом многочисленных поездок в Каргополь, Ярославль, Астрахань, Карачаевск, Псков, Пермь, Томск и др. города России, а также страны Европы - Грецию, Германию, Латвию, Францию. Первая часть книги является своеобразным поэтическим путешествием: автор обращается к стихотворениям И. Бродского, А. Ахматовой, Н. Гумилева, М. Цветаевой, Ш. Бодлера, Дж. Леопарди, Н. Огарева, И. Анненского и др. Помимо литературных бесед и дорожных впечатлений, которые дополняются воспоминаниями о собственном детстве и тех людях, чьи судьбы особенно запомнились автору, в книгу включена уникальная серия репортажей из российской глубинки середины и конца 90-х гг. XX в. Автор рассказывает о посещениях колоний для несовершеннолетних, тюрем, больниц, детских домов, музеев, библиотек и т. п. В текстах писатель выступает с позиций богослова, историка, филолога. Книга иллюстрирована графикой Г. Чистякова.

Отзывы о книге

Ещё об этой книге

 

Предисловие

ПАМЯТЬ БОЖИЯ - ЭТО ЧУДО

Вспоминая Бродского
Морские путешествия
Тёмные аллеи
Что бы эта дорога стала моею
Маленькое паломничество: русская сестра итальянского поэта
Волга
Карачай

ПО ДОРОГАМ СТРАНЫ

Дальняя земля
В небольшом городке в Приуралье
Необычная тюрьма
Паломничество в зону особого режима
"Сибирские Афины" и их обитатели
Каргополь: храмы и люди
Архангельск - разрушенный и  живой

ПО ДОРОГАМ МИРА

Белые, дальние волны
Страсбург. Древняя столица новой Европы
Город, где звонят колокола [в сокр. виде здесь]
Франкфурт. Туда и обратно в радиусе 60 километров
Готическое искусство
У подножия Парфенона

 

 

 

Отзывы о книге

diesnatalis 
Замечательная, так просто и хорошо написанная книга. Словно слушаешь рассказ, неторопливый, хороший, задушевный, у которого одна цель - поделиться мыслями, чувствами, восторгами; всем, чем переполнен рассказчик. И автор делится, а ты принимаешь, благодарный. Хорошо. Многое, правда, читать и воспринимать тяжело, много страшного рассказывается. 

 

mallin 
Получила от этой книги ровно то, что ожидала: не просто путешествие по городам России и Европы, но и потрясающий культурологический экскурс в глубь веков. Поэзия, архитектура, история, лингвистика, христианство... Удивительно, сколько разных тем и на каком глубоком уровне поднимает в этой маленькой книжечке автор. Но особенно мне понравились рассказы о простых людях, живущих в нашей русской глубинке и ежедневно борющихся за то, чтобы сделать мир вокруг себя чуточку лучше. Да, в провинции у нас нищета, да, разруха, но пока есть такие люди, страна будет жить. И такой страной мы будем гордиться, несмотря ни на что. 

 

panda007

Бывает книга сама прыгает тебе в руки. Я не собиралась читать никакого Георгия Чистякова, у меня и книг его не было. Вообще о Чистякове я знала мало, а слышала много: мои близкие знакомые знали его лично и отзывались в самых превосходных степенях. Но это же не повод читать православного священника, пусть и прекрасно образованного. В общем, я приехала в книжный магазин за очередной психологической новинкой, которую видела буквально за пару дней до того, а книги-то в магазине и не оказалось.

В печали брела я вдоль полок, и вдруг – «Путевой блокнот». Не то чтобы путевые записки популярный у нас жанр. С ходу разве что «Гения места» да «Карту Родины» и вспомнишь. Оно и понятно, уж больно жанр этот обнажает личность автора. Ведь путевые заметки – это вам не путеводитель. Это поток размышлений себе и других людях, о мире и культуре. И за описание достопримечательностей здесь не спрячешься, выйдет болтология. Чистяков расширяет понятие «путешествия» максимально. Это не только места в нашей стране и за рубежом, которые он посещает, но и культурологическое путешествие в глубь веков, и путешествие вглубь человеческой души.

Первая часть – наслаждение для филологов и примкнувших. Поэзия Бродского и Бодлера, тема садов в русской классике и Волга, Волга, мать родная. А параллельно размыш- ления о соединении несоединимого в христианстве и Божественной Лигургии, о русско-итальянских связях и драматических страницах нашей истории. И всё это осмысленно, спаянно, оттого не выглядит ни странно, ни нарочито. Чистяков вообще удивительно скромен (для человека с такой эрудицией и глубиной осмысления, а может, именно благодаря этому). Автор как будто и незаметен в книге, где его объективно очень много.

Вторая часть – путешествия по России. И здесь, прежде всего, впечатляют люди. Насколько иногда стыдно за нашу нищую провинциальную жизнь, настолько испытываешь радость и гордость за удивительных, бескорыстных и светлых людей. Вообще эта часть наиболее страшная и при этом наиболее оптимистичная.

Часть третья синтезирует первую и вторую. В заграничных путешествиях упор сделан скорее на историю, чем на литературу, хотя и она авторским вниманием не обижена. Много Германии: Мюнстер, Майнц, Висбаден, Франкфурт... Удивительные люди: мюнстерский епископ Клеменс Август фон Гален, выступавший против фашистов, профессор философии Эдит Штайн, отказавшаяся уехать в Латинскую Америку и погибшую в концлагере, святая Хильдегард Бингенская, необычайно популярная в последнее время... Немножко Франции, немножко Греции, Северное море и готическое искусство. И удивительный эффект – вроде бы заметки совсем короткие, а ощущение глубины и простора сильнейшее. Может, потому что у Чистякова очень много про человеческий дух. Причём просто так, душевно, без пафоса и призывов. В общем, я не уверена, что скоро обращусь к «Размышлениям о Евангелии»*, но «Римские заметки», безусловно, в моих планах. 
https://www.livelib.ru/book/1000734407-putevoj-bloknot-georgij-chistyakov

 

 

* Такой книги нет. Похожее название у «Размышлений с Евангелием в руках», но там темы иные.
А вот непосредственно о Евангелии трактует «Над строками Нового Завета» - прим. редактора сайта


Кирилл Михайлов о книге Путевой блокнот

«Кредо» ? credo ? с латыни переводится как «верую». Известно выражение, приписываемое христианскому мыслителю II–III веков Тертуллиану, «верую, ибо абсурдно». Здесь я буду рассказывать о том, как люди верят. Как это бывает неожиданно и противоречиво. Или ? подлинно и откровенно. Какой абсурдной иногда выглядит та религиозность, что заняла сегодня одно из главных мест на исторической сцене.

Ещё лет двадцать назад казалось, будто вера стала личным делом частного человека. Ну, а если верить известному социологу Питеру Бергеру, «современный мир столь же яростно религиозен, каким был всегда». И вот уже выражение «исламский терроризм» звучит для нашего уха чем-то совершенно привычным. А у большинства наших соотечественников тезис «русский ? значит православный» не вызывает возражений. Религиозные верования снова стали площадкой общественных споров, но от внимания по-прежнему скрыты проявления христианства, по самой своей сути деликатные, не громогласные.

Книга «Путевой блокнот» о. Георгия Чистякова, изданная Центром книги Рудомино, попалась мне на глаза на лотке на Никитском бульваре, где в честь Дня города проходила акция «Книжный бульвар». Я купил и поинтересовался, остались ли ещё:

? Все разобрали, ? отвечал продавец. ? А что, в Москве Чистякова любят…

Отец Георгий родился в 1953 году в Москве в семье преподавателей МГУ и Военно-воздушной инженерной академии имени Жуковского. В 1975-м окончил исторический факультет Московского университета по специальности «древняя история». В 1993-м был рукоположен в сан священника и до своей кончины в 2007 году служил в храме святых Косьмы и Дамиана в Столешниковом переулке.

«Путевой блокнот» написан в редком для нашего времени жанре эссе и очерков, написанных священником, но совершенно избегающих адресоваться именно и только человеку воцерковлённому. Эти очерки лишены замкнутости в «русском православии» ? об этой замкнутости и ограниченности много размышляет в своих «Дневниках» протопресвитер Александр Шмеман. Сам автор «Путевого блокнота» в очерке «Волга» называет главным в своей жизни «стремление к синтезу западной и восточной духовности, к полному миру (в библейском смысле этого слова!) между православием и католичеством, между христианским Востоком и Западом». Для него мир между Востоком и Западом ? это не только мир между церквями, но и синтез культур, понимание творческой связи между Горацием, Бодлером, Николаем Гумилёвым, о которых заходит речь в «Морских путешествиях».

Вся книга пронизана глубокой живой верой автора, подкреплённой его энциклопедической образованностью и поэтическим слухом. Отец Георгий предлагает читателю стихотворение Бродского «Эклога 5-я (летняя)» как отправную точку для путешествия в собственное прошлое, прошлое своей семьи:

Бабочки, мальвы, благоуханье сена,

река вроде Оредежи или Сейма,

расположившиеся подле семьи

дачников, розовые наряды…

В образе «тёмных аллей», укоренённом в русской литературе, о. Георгий Чистяков видит соединение романтической поэтизации усадебной старины, парковых аллей и старых деревьев со стремлением к первозданной красоте, к тому, «чтобы прикоснуться к подлинности мира, к подлинности Божьего присутствия в нём». Это видение священника, зрение, идеально приспособленное для того, чтобы замечать невидимые остальным связи, рифмы событий и вещей.

Книга поделена на три части ? в зависимости от того, что оказалось в поле зрения автора: это эссе, посвящённые литературе и истории, очерки путешествий по стране и по дорогам мира.

«Жизнь и без того тяжёлая, а потому не отбирайте у нас воспоминаний. Хочется думать, что хотя бы прошлое было хорошим», ? говорит автору одна из его собеседниц в очерке «Каргополь: храмы и люди». Именно возвращение исторической памяти, глухих и брошенных мест, дорог, по которым гнали этапом женщин в летних туфлях зимой, городков с общей судьбой ? один из лейтмотивов путевых очерков. Большинство поездок по стране относятся к 90-м годам, это Южный Урал, Пермский край, Русский Север. Как в документе фиксируются нищета и отринутость жизни провинции. Но перед глазами священника и труд простых людей в тех же детских домах, где не хватает ни игрушек, ни обуви, ни свежих овощей вдосталь. «Можно, конечно, сказать, что во всех этих учреждениях чисто, что дети одеты и вымыты, но этого мало. Главное заключается в том, что все они учатся, причём неплохо, читают книги и интересуются всем, чем обычно интересуются дети их возраста в Москве или в Париже».

Мир за пределами России в сборнике ? это Западная Европа. Описание каждого места пронизано ощущением многовековой истории. Рассказ о Страсбурге о. Георгий начинает цитатой из книги «Рейн» Виктора Гюго, но уже через пару страниц читатель очутится в 842 году, когда два короля ? Карл Лысый и Людовик Немецкий ? именно в этом месте подписывают договор, в котором клянутся в верности друг другу.

Сквозная тема «Путевого блокнота» ярче всего раскрыта в очерке «Чтобы эта дорога стала моею». Юный и несчастный студент-филолог Георгий Чистяков (именно так называет себя автор с дипломом историка)** идёт по берегу Рижского залива и размышляет о словах из 142-го псалма: «Скажи мне, Господи, путь, воньже пойду». Здесь анализ слова via ? «дорога» ? в латинском переводе Псалтири блаженного Иеронима, здесь один день из юности, наполненный встречами и воспоминаниями, и здесь же ощущение бесконечного счастья в финале, едва выразимого словами: «Аз уснух и спах» (Пс. 3:6) ? «Ложусь я, сплю и встаю, ибо Господь защищает меня».

 

** У Георгия Петровича также и филологическое образование - прим. редактора сайта

Ещё об этой книге

 

Распространение приветствуется.
Просьба ставить гиперссылку при копировании.

 


www.tapirr.com
Митрополит Антоний Сурожский
Кислород - программа помощи больным муковисцидозом
ЖЖ