Джованни Гуайта


«Легко ли быть молодым?..»


 

Опубликовано в "Журнал Армянской Молодежи"

Октябрь 2008 г.

«Молодость определяется не возрастом, а состоянием духа, образом жизни». Эти слова мне однажды говорил один мудрый человек, которому было уже за 65. Это был глава Армянской Церкви, католикос-патриарх Гарегин I: человек, который был не только в возрасте, но и занимал очень серьезное, ответственное и ко многому обязывающее место.

Последние три прилагательных, казалось бы, не очень-то соответствуют представлениям взрослых людей о молодежи: она видится им несерьезной, безответственной, избегающей каких-либо житейских обязательств... И все же, если судить по напряженности ежедневного графика католикоса, по его энергичности и жизнерадостности, можно было бы заключить, что старик патриарх и впрямь остался молодым.

«Убежденный» оптимист (он считал пессимизм несовместимым с христианской верой), чем бы ни занимался, он все делал с увлечением и даже с каким-то юношеским энтузиазмом; одним из его ключевых понятий было слово «вовлеченность» («Молодость означает вовлеченность; и Иисус является воплощенным Богом, вовлеченным в человеческую историю»).

Ему была совершенно чужда недоступность, которой окружают себя почти все начальники и руководители, обладающие той или иной властью, а что касается формализма, отличающего многих важных персон в общественной жизни (и еще более – в церковной), то он его терпеть не мог. Он был открыт и приветлив, прост в общении со всеми; во всех странах, где он жил, у него было огромное количество настоящих и преданных друзей, для которых при всей своей занятости он всегда находил время. Общение с друзьями для него оставалось чрезвычайно важным – как всегда бывает у молодых.

Одним словом, его жизнь и в самом деле была куда активней, интересней и радостней, чем жизнь очень многих по возрасту молодых людей.

 

Значит, действительно молодость – это наш подход к жизни. Ты молод, когда чувствуешь, что у тебя все еще впереди, когда ты искренне веришь, что можешь еще многое сделать в жизни. Ты молод, если не боишься трудностей и готов взяться за трудное дело, которое во много раз превышает твои силы, способности и возможности; если изо всех сил хочешь изменить мир и чувствуешь, что тебе это непременно удастся, если ты уверен, что обязательно оставишь в этом мире свой след. А вот когда начинаешь думать, что, наверное, поздно уже изучать еще один иностранный язык...

Взрослая жизнь всем раздает маски и строго-настрого запрещает эту маску снимать. Мы все должны соблюдать какой-то определенный социальный этикет, каждый играет свою установленную обществом роль, как роль в театре, и любая импровизация тут недопустима. Когда молодой адвокат весь день провел на ногах в суде и, возвращаясь поздней ночью домой, еле-еле стоит, но стесняется присесть на эскалаторе в метро, как он это всегда делал раньше, потому что все-таки неудобно, вдруг кто-нибудь из коллег увидит... когда молодому преподавателю становится уже неловко петь под гитару со своими студентами в скверике у входа в университет – значит, каждый из них уже надел свою маску: достиг своего социального статуса, его роль в обществе уже четко определена. Но это также значит, что их молодость ушла.

Обычно для молодого человека не так важно мнение окружающих, оно не так сильно влияет на его поступки; ему по большому счету безразлично, что думают другие (особенно взрослые), например, о его одежде или прическе. Мало того, чем больше его вкусы, выбор, поступки, лексика их раздражают, чем больше они расходятся с общепринятыми – тем лучше. Молодежь любит независимость, свободу. Поэтому мне всегда бывает немножко странно, когда вижу подростков, чья единственная мечта – это купить стильный «прикид» или самую последнюю модель «мобилы». Мне становится грустно за них: их взрослая жизнь наступила раньше времени.

Свободолюбие молодых людей выражается в меньшей, чем у взрослых, привязанности к материальным благам и в значительно большей гибкости – способности адаптироваться к каким угодно условиям жизни, менять свои привычки, пересматривать свои позиции, быть критически настроенным не только по отношению к другим, но и к самим себе.

 

Становление личности – это чрезвычайно сложный процесс и удивительное чудо. В этот и прекраснейший, и труднейший период жизни более, чем когда либо, нужны великие идеалы, смелые цели, сложные задачи. Неужели мир после меня останется ровно таким же, каким и был до меня? Ни один молодой человек, ни одна девушка не сможет смириться, что весь смысл жизни только в том, чтобы получить образование, найти работу, выбрать свою половину, родить детей... Разумеется, само по себе это все замечательно, но чтобы подарить миру что-то новое, надо быть нацеленным на большее. Нужно иметь идеал – высокий, трудный, на первый взгляд недостижимый. Обычно молодые не любят полумер и компромиссов: планка жизни должна быть высокой. Во имя ько в том, чтобы получить образоватакого идеала молодежь может пожертвовать очень многим.

Хорошие педагоги знают, что с молодежи не только можно, но и нужно много требовать. Психологию молодежи хорошо понимал один из самых мудрых учителей, точнее самый мудрый учитель в истории человечества, живший 2000 лет назад – Иисус из Назарета. Об этом свидетельствует замечательная история, повторяющаяся почти без изменений в трех евангелиях. Однажды один молодой человек подошел к Иисусу за советом. Он был из очень благополучной и обеспеченной семьи, был верующим, ходил в храм, уважал родителей, соблюдал традиции и нравственные нормы закона; но, как это часто бывает у молодых людей всех времен и народов, его мучило внутреннее чувство неудовлетворенности: «чего мне не достает?».

Рассчитывая на его юношеский максимализм, Иисус предлагает ему «быть совершенным» и сразу поднимает планку очень высоко: «Пойди, продай всё, что имеешь, и раздай нищим; а затем приходи, последуй за мной».

Видимо, молодость этого молодого человека к тому моменту уже прошла. Он был очень богат и не сумел расстаться с деньгами. Интересная вещь: все три евангелиста подчеркивают, что он отошел печальным. Может быть, именно тогда он осознал, что, несмотря на возраст, в душе он уже не молодой...

 

Мой двоюродный брат Джакомо, который был старше меня на три года, погиб от передозировки наркотиков. Из всех братьев он, безусловно, тот, на кого я более похож: и внешне, и по характеру. И наши семьи во многом сходны. Это типичная итальянская семья средне-высшей буржуазии, с квартирой в городе и домом на море, с двумя машинами. Дядя Доменико был врачом, как и его родной брат, мой папа; даже имена наших матерей по случайности совпадают!

Так, у брата в детстве было все – как и у меня, как и у того юноши из евангельского рассказа. Но нам всем чего-то не доставало. И в пятнадцать, шестнадцать лет это – мучительное переживание. Джакомо не выдержал – и стал наркоманом. А мне повезло. Именно тогда, когда я остро чувствовал, что мне чего-то жутко в жизни не хватает, я открыл евангелие, как раз на той странице. И это определило мою судьбу.

Но это уже другая история...

 

Джованни Гуайта