Марк Солонин 22 июня

 

tapirr.com 

 

ис kunst во

 

литература

 

записи Живого Журнала

     

политика и общественность

   

поиск по сайту

 

 Церковь Христова

 

 Мессия Иисус

 

 

 

 

 

ссылки

   

оставьте отзыв

 

 

 

tapirr.com

2.8. Глупость или измена?


 к оглавлению

    Военная неудача - а страшная военная катастрофа тем более - неизбежно влечет за собой поиски шпионов и подозрения в измене. Эта версия не столь уж безумна, как может показаться на первый взгляд. По крайней мере, начальник Генерального штаба РККА генерал армии Г. К. Жуков был в те дни настроен очень серьезно. 19 августа 1941 г. (день в день за полвека до путча ГКЧП) он отправил Сталину доклад: „...Я считаю, что противник очень хорошо знает всю систему нашей обороны, всю оперативно-стратегическую группировку наших сил и знает ближайшие наши возможности. Видимо, у нас среди очень крупных работников, близко соприкасающихся с общей обстановкой, противник имеет своих людей..." [5, с. 361]. Правды ради надо отметить и то, что во всех своих послевоенных „воспоминаниях и размышлениях" Георгий Константинович об этой своей докладной записке ни разу не вспоминает.
      Что же до мнения автора этой книги, то не лежит моя душа к теории „заговора темных сил".
      Не лежит - и все тут. Внутренний голос подсказывает, что любая „агентура врага" просто отдыхает рядом с результатами того растления народа и армии, которым двадцать лет беспрепятственно занимался сталинский режим.
      И тем не менее, наступив на горло собственной песне, автор считает необходимым обратить внимание читателя на такие факты, которые не укладываются даже в самые широкие рамки безграничного разгильдяйства.

171

Спорить о том, ожидало ли командование Западного фронта скорого начала военных действий, мы не будем. Спорить об этом глупо и скучно. Просто в порядке иллюстрации приведем еще один факт из тысячи ему подобных.
      „...Вывод, который я для себя сделал, можно было сформулировать в четырех словах - „со дня на день"... Командующий ВВС округа генерал И. И. Копец выслушал мой доклад с тем вниманием, которое свидетельствовало о его давнем и полном ко мне доверии. Поэтому мы тут же отправились с ним на доклад к командующему округом..." [55]. Так описывает Г. Н. Захаров результаты разведывательного полета, который он (генерал-майор, командир авиадивизии) лично выполнил в один из последних предвоенных дней.
      Что же делает командование округа (фронта) в такой ситуации? Отзывает зенитную артиллерию армий первого эшелона на окружной сбор [78]. В частности, зенитный дивизион 86-й сд (10-я Армия) находился к началу войны на полигоне в 130 км от расположения дивизии, а зенитные дивизионы 6-го мехкорпуса и всей 4-й Армии - на окружном полигоне в районе села Крупки, в 120 километрах восточнее Минска [8].
      Это тем более странно, что в соседнем Киевском ОВО отдавались прямо противоположные приказы. Так, 20 июня генерал-лейтенант Музыченко, командующий 6-й армией КОВО, приказал:
      „...штабам корпусов, дивизий, полков находиться на месте. Из района дислокации никуда не убывать..., зенитные дивизионы срочно отозвать из Львовского лагерного сбора к своим соединениям, по прибытии поставить задачу - прикрыть с воздуха расположение дивизий..." [61].
      Заметим, что опыт немецкого наступления на Западе (в мае 1940 г.) тщательно изучался советским военным руководством. Информацию черпали сразу из двух рук: в Москве сидели и немецкий, и французский (вишистский) военные атташе. То, что „немецкий стандарт" предполагает массированный авиационный удар в первые же часы наступления, Павлов прекрасно знал. По крайней мере,

172

об этом много говорилось на том декабрьском (1940 г.) Совещании высшего комсостава, на котором Павлов был одним из главных докладчиков.
      Известный советский генерал и историк С. П. Иванов дает очень интересное объяснение таким действиям нашего командования:
      „...Сталин стремился самим состоянием и поведением войск приграничных округов дать понять Гитлеру, что у нас царит спокойствие, если не беспечность (а зачем он к этому стремился???). Причем делалось это..., что называется, в самом натуральном виде. Например, зенитные части находились на сборах... В итоге мы, вместо того, чтобы умелыми дезинформационными действиями ввести агрессора в заблуждение относительно боевой готовности наших войск, реально снизили ее до крайне низкой степени [45].
      Далее. В 16 часов 21 июня - в то время, когда рев тысяч моторов выдвигающихся к Бугу немецких войск стал уже слышен невооруженным ухом,- командир 10 САД получает новую шифровку из штаба округа: приказ 20 июня о приведении частей в полную боевую готовность и запрещении отпусков отменить! Полковник Белов пишет, что он даже не стал доводить такое распоряжение до своих подчиненных, но зачем-то же такой приказ был отдан! И как можно судить по другим воспоминаниям, в некоторых частях это загадочное распоряжение было выполнено.
      Так, подполковник П. Цупко в своих мемуарах пишет, что в том самом 13 БАПе, где „с рассвета до темна эскадрильи замаскированных самолетов с подвешенными бомбами и вооружением, с экипажами стояли наготове", наконец-то был объявлен выходной: „...на воскресенье 22 июня в 13-м авиаполку объявили выходной. Все обрадовались: три месяца не отдыхали... Вечером в субботу, оставив за старшего начальника оператора штаба капитана Власова, командование авиаполка, многие летчики и техники уехали к семьям в Россь...
      Весь авиагарнизон остался на попечении внутренней службы, которую воз-

173

главил дежурный по лагерному сбору младший лейтенант (!!! - М.С.) Усенко...» [64]
Ну и для полного «комплекта», в этом полку 9-й САД накануне войны «зенитная батарея была снята с позиции и уехала на учения». Закончился весь этот трагифарс тем, что 13-й БАП, оснащенный новейшими пикирующими Ар-2 и Пе-2, был в первый же день разгромлен, и, как пишет Цупко, «почти все летчики нашего авиаполка, измученные, в грязном, рваном обмундировании, появились в начале июля в Москве...»
В мемуарах П.И. Цупко встречается еще один очень странный эпизод. Эпизод этот не только не подтверждается, а прямо противоречит всем другим известным автору источникам. Но коль скоро славный Политиздат дважды (в 1982 и 1987 гг.) выпустил книгу Цупко, то не грех и нам упомянуть эту историю.
Итак, утром 22 июня экипаж все того же младшего лейтенанта Усенко вылетел на разведку в район Гродно — Августов. Самое позднее, через два-три часа (т.е. не позднее полудня) Ар-2 возвращался на базовый аэродром 9-й САД у Белостока. Самолет Усенко уже было приземлился, когда «от ангара отделились и побежали развернутой цепью к самолету солдаты в серо-зеленой форме. По другую сторону ангара Константин вдруг разглядел шесть трехмоторных транспортных Ю-52, еще дальше — до десятка Me-110... У самолетов сновали серо-зеленые фигурки...»
Короче говоря, немцы деловито обживали аэродром, находящийся всего в нескольких верстах от штаба 9-й САД, штаба 10-й армии Западного фронта, Белостокского областного управления НКВД и прочая. В середине дня 22 июня все эти уважаемые организации вроде как еще никуда не «перебазировались». Немецкая же пехота заняла Белосток только 24 июня.
Еще более удивительное свидетельство мы находим в воспоминаниях С.Ф. Долгушина.
Генерал-лейтенант авиации, Герой Советского Союза, начальник кафедры тактики в ВВИА им. Жуковского
174
встретил войну младшим лейтенантом в 122-м ИАП (11-й САД). Сергей Федорович вспоминает:
«...накануне войны служил на аэродроме, расположенном в 17 км от границы. Каждый день нам приходилось дежурить... В субботу, 21 июня 1941 г. прилетел к нам командующий округом генерал армии Павлов, командующий ВВС округа генерал Копец... нас с Макаровым послали на воздушную разведку. На немецком аэродроме до этого дня было всего 30 самолетов. Это мы проверяли неоднократно (!!! — М.С), но в этот день оказалось, что туда было переброшено еще более 200 немецких самолетов...»
Не будем отвлекаться на обсуждение сенсационного свидетельства о том, что, оказывается, не только немецкие, но и советские самолеты-разведчики постоянно вторгались в воздушное пространство противника. Важнее другое — какое же решение приняли генералы, получив такое сообщение о резком увеличении вражеской группировки?
«...часов в 18 поступил приказ командующего снять с самолетов (самолетов истребительного авиаполка, базирующегося в 17 км от границы. — М.С.) оружие и боеприпасы. Приказ есть приказ — оружие мы сняли. Но ящики с боеприпасами оставили. 22 июня в 2 часа 30 минут объявили тревогу (время точно совпадает со множеством других свидетельств. — М.С), и пришлось нам вместо того, чтобы взлетать и прикрывать аэродром, в срочном порядке опять ставить пушки и пулеметы на самолеты. Наше звено первым установило пушки, и тут появилось 15 вражеских самолетов...» [141, 142]
Что это было?
Нелепое стечение обстоятельств?
Дьявольская игра Сталина, который все старался убаюкать Гитлера, прежде чем всадить ему топор в спину, да в конце концов и обыграл самого себя?
Заговор?

Дальнейший [фрагмент] отсутствует в "Бочке и обр."
[Как известно, весной 1941 г. начало раскручиваться грандиозное дело «об антисоветском заговоре в руководстве ВВС Красной Армии». Были арестованы: начальник
175

Управления ВВС РККА П.В. Рычагов, начальник управления ПВО Г.М. Штерн, помощник начальника Генштаба по авиации Я.В. Смушкевич (дважды Герой Советского Союза!), начальник штаба ВВС П.С. Володин, командующий ВВС Московского военного округа П.И. Пумпур, начальник Военно-воздушной академии Ф.К. Арженухин, начальник управления вооружений ВВС И. Сакриер, командующий ВВС Дальневосточного фронта Гусев, начальник ГРУ (в прошлом — командующий ДВА) И.И. Про-скуров...
Затем подошла очередь для наркома вооружений Б. Ванникова, зам. начальника Главного артиллерийского управления Г. Савченко, командующего ПрибОВО генерал-полковника А. Локтионова.
В первые дни войны были арестованы заместитель наркома обороны генерал армии К.А. Мерецков и командующий ВВС Юго-Западного фронта генерал-лейтенант Е.С. Птухин.
Много неясного и в обстоятельствах самоубийства Героя Советского Союза, командующего ВВС Западного фронта генерал-майора И. Копеца. В общепринятую версию причин самоубийства не вписывается самое в таком вопросе главное — личность погибшего. Иван Копец, 34-летний генерал авиации, не был «бывшим летчиком-истребителем». До последнего дня он оставался летающим летчиком. Маршал Скрипко в своих мемуарах с некоторым даже неодобрением отмечает, что командующий авиацией округа большую часть времени проводил на аэродромах, на которые Копец не приезжал на «ЗИСе», а прилетал на истребителе И-16. Да и звание Героя Советского Союза командир эскадрильи Копец получил за личное мужество и мастерство, проявленные в небе Мадрида.
Для человека с такой биографией и таким характером гораздо естественнее было бы свести счеты с жизнью в воздухе, в кабине боевого самолета, прихватив с собой нескольких врагов. Все становится на свои места, если только предположить, что причиной самоубийства был вовсе не шок от неудачного (о чем утром первого дня никто еще
176
и не знал!) начала боевых действий. Просто 22 июня 1941 г. за командующим авиации фронта приехали. Приехали люди с горячими сердцами, «друзья народа». За Птухи-ным приехали 26-го (хотя решение о его аресте было принято уже 20 июня), Мерецкова взяли 23-го (по одним данным — в поезде «Красная стрела», по другим — прямо в Кремле), ну а в Минск отправилась самая расторопная команда. Вот в этом случае единственным способом уклониться от «следствия» и неправого суда была одна только пуля в висок...


Скорее всего, именно с «делом Мерецкова» — а не с фактом разгрома Западного фронта — был связан и арест командующего Западным фронтом генерала армии Д.Г. Павлова. 30 июня 1941 г. его сняли с должности командующего, вызвали в Москву, «пропесочили» как следует, но после этого, все в том же звании генерала армии, отправили воевать на тот же самый Западный фронт. Есть сведения о том, что Павлова назначили заместителем командующего фронта по автобронетанковым войскам [45]. Не такое уж и большое понижение в должности — если принять во внимание, что новым командующим фронтом был назначен сам нарком обороны, маршал Тимошенко. Арестовали же Павлова 4 июля, прямо на дороге у города Довска (за 30—40 км от линии фронта, которая проходила тогда у Рогачева). Из протоколов допросов совершенно однозначно следует, что «заговорщические связи с Уборевичем и Мерецковым» интересовали следствие гораздо больше, нежели выяснение подлинных причин разгрома Западного фронта. На суде Павлов отказался от выбитого из него самооговора и был приговорен к расстрелу всего лишь за «бездействие власти, нераспорядительность и развал управления войсками». Но раскручивалось-то, судя по напору «следователей», совсем другое дело — дело о заговоре высшего командного состава РККА. Для понимания обстановки в руководстве армии весьма примечателен и такой факт. На суде, отказавшись от необоснованных обвинений, Павлов в то же время признал, что у него с Мерецковым в январе 1940 г., на фин-
177

ском фронте, был разговор о том, что «в случае нападения Германии на СССР и победы германской армии хуже нам от этого не будет». Своё поведение Павлов объяснял тем, что этот разговор происходил «во время выпивки» [67, с 98]. А что же тогда было на уме у трезвых генералов?]

далее
к оглавлению 




 

 

art

 Моя страница в Живом Журнале

церковные новости

e-mail

tapirr.com 

 Библия

99  

  демократическая партия Яблоко

  Георгий Чистяков

 Новая Газета